Можно прочитать не всю "Энциклопедию", а фрагмент из неё,
примерно 1/3 от всего объёма - повесть "Лидия".

Энциклопедия ватизма

Гл.2. И вот опять...

У каждого века свое средневековье.
(Станислав Ежи Лец)
При каждом виде государственного устройства
сущность гражданина меняется.
(Аристотель)

Эта книга – не историческое, социологическое или психологическое исследование. Это реакция рядового обывателя на происходящие вокруг нас события, попытка осмысления их на своём, довольно-таки простом, обывательском уровне. Всё это вылилось в некоторые тексты, написанные непосредственно по ходу всего происходящего, как говорится – «в реальном режиме времени». Большей частью эти тексты в форме диалогов – как с моими единомышленниками, так и с оппонентами. Диалогам я придаю большое значение. От единомышленника что-то почерпнёшь, разовьёшь в разговоре с ним какую-то мысль. А когда дискутируешь со своим «идеологическим противником», в общем-то, с такими же как ты обывателями, во-первых, нередко получаешь неожиданные направления для дальнейших дискуссий, во-вторых, пытаешься и надеешься достучаться до их сознания.

Начну эту главу с некоторых общих рассуждений.

Непроста история нашей страны, драматична, трагична. А ещё есть в ней такие завихрения, которые невозможно как-либо иначе объяснить, кроме как сумасшествием оказавшихся на вершине власти, а затем – и сумасшествием всей нации. Не отмахивайтесь, не считайте это преувеличением. Такое ведь случается в истории. И не только в нашей. Это времена Великого Всеобщего Сумасшествия. В нашей истории можно выделить два таких периода, во многом между собою весьма схожих. Полагаю, что нам будет легче понять коллективное умопомрачение нашего времени, если вспомним о другом периоде нашей истории, в определённом смысле – прародителе нынешнего очередного безумия.

1937-38 годы, Большой Террор. За два эти года судами было вынесено около 700 тысяч смертных приговоров. («Расстрел» или «смертная казнь» – так нигде не записывалось, обычно и не говорилось. Официально применялся термин «высшая мера наказания». А вообще в лексиконе ОГПУ-НКВД есть лукаво-лицемерное – «высшая мера социальной защиты», в каких-то случаях – «убытие по первой категории», или лживо-подлое – «десять лет без права переписки».) Например, приводятся такие данные, что за период с октября 1936 по ноябрь 1938 – не менее 724 тысяч таких приговоров. В другом источнике – 681692 за 1937-38 годы. Цифры настолько велики, что за ними как бы и не видны уже трагедии отдельных людей. Разговор лишь об общем приблизительном количестве – плюс-минус десятки тысяч безличных статистических единиц. Как говорится: смерть одного человека – это трагедия, смерть тысяч людей – статистика.

Но и статистика может ужасать. Для этого надо эту цифру раздробить на такие составляющие, которые можно представить, осознать более или менее реально, ощутимо. Делим её на количество дней за два года Большого Террора, получаем, что ежесуточно по всей стране выносилось около тысячи смертных приговоров. Два года сумасшествия, в течение которых каждые сутки тысяча приговорённых к смерти. Ещё раз: тысяча смертных приговоров каждые сутки! около 700 тысяч за два года! Это не жертвы войны с внешним врагом или войны гражданской, это вообще не жертвы какой-либо войны, на фронтах которой гибнут сотни тысяч солдат. Это, в общем-то, обыденная мирная жизнь, но с ожиданиями ночного звонка в дверь, со следователями, протоколами, судами, судебными решениями... Известное изречение Вождя – «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее. А когда весело живется, работа спорится...» – было сказано им всего за год до этого, 17 ноября 1935 года на Всесоюзном совещании рабочих и работниц – стахановцев.

Если сравнить с официально объявляемым количеством жертв войны, которая скоро уже год как в наше время идёт в Украине, то тогда эта «норма» выполнялась менее чем за неделю. Обеспечить такой поток можно только за счёт сведения процесса следственных и судебных действий к их имитации и профанации. Мне в 70-х годах рассказывал эксперт-криминалист майор Быков. Его откомандировали на какое-то время работать в наш областной КГБ, или в какие-то областные архивы. Это было, наверное, в конце 50-х – я не помню уточнял ли он место, где ему пришлось работать, и про какой конкретно год был разговор. Говорил, что такая работа проводилась тогда во всех областных, краевых, республиканских центрах. Работал с судебными приговорами и документами сталинского периода. Видимо, нарабатывался статистический и прочий материал по тому времени. Рассказывал, что «расстрельные» дела было страшно читать – и в эмоциональном плане, и с точки зрения юриста. Тоненькая папочка в несколько листов. На первом какая-то информация оперативного работника об «антисоветской деятельности», несколько каких-то характеристик, справок, ещё что-то, и потом листок с приговором от «тройки» – ПРИГОВОРИТЬ К ВЫСШЕЙ МЕРЕ НАКАЗАНИЯ. Потом какой-то штампик-запись – ПРИГОВОР ПРИВЕДЁН В ИСПОЛНЕНИЕ, дата, подпись. Эта страшная машина-мясорубка работала без сбоев, с наименьшими трудозатратами – иначе было не поспеть: за два года Большого Террора судами было вынесено около 700 тысяч смертных приговоров, почти по тысяче в сутки.

Есть такая быль. В бухгалтерии совхоза висел лозунг: «Жить стало лучше, жить стало веселей» (Сталин). Кто-то красным карандашом приписал «у» – мол, Сталину жить стало веселей. Виновника не искали – посадили всю бухгалтерию.

В интернете находим данные о наиболее известных расстрелянных и репрессированных наших соотечественниках, есть список, например, по специальностям: физики, астрономы, биологи, конструкторы, лингвисты, востоковеды, писатели, поэты, деятели театра и кинематографа... Естественно также – военные, «кулаки», казаки, «церковники»... Была также волна осуждения и расстрелов судей, членов троек, палачей – «концы в воду»... Никого не щадила бездушная машина запущенная Вождём, впавшим в паранойю.

Но ведь не под всеми же 700 тысячами приговоров стоит его, Вождя подпись? Понятно, что нет, не под всеми – это невозможно. Да и ненужно. В том-то и суть Великого Всеобщего Сумасшествия – в паранойю включаются и втягиваются все – кто-то через «не хочу», кто-то с готовностью и даже с удовольствием, кто-то в качестве жертв, значит, «не повезло», кто-то – палачей. «Пол-России – в лагерях, пол-России – в палачах». При тотальном, Великом Всеобщем Сумасшествии очень сложно остаться в стороне. Попытка самоотстранения от какой-либо ситуации или от её оценки, или даже таки и просто – банальное равнодушие – это может вызвать, как минимум, раздражение у окружающих, или более – подозрение. И вероятность оказаться в другой пол-России, в жертвах.

Сейчас вспомнили слова Сергея Довлатова: «Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить – кто написал четыре миллиона доносов?». Сталинисты этим грешат – цитированием Довлатова. Это у них в качестве оправдания Вождя – он, мол, ни при чём, он даже мог и не знать что делается. А также любители громоздиться на какую-нибудь кочку и с неё объявлять народ безнадёжным быдлом, рабами. Подразумевается при этом, что сами-то они таковыми не являются.

Основное в цитате Довлатова не в первых фразах, которые любят поминать, вырывая из контекста, а в том, что далее:

«Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой? Ничего подобного. Их написали простые советские люди. Означает ли это, что русские – нация доносчиков и стукачей? Ни в коем случае. Просто сказались тенденции исторического момента... Одни и те же люди выказывают равную способность к злодеянию и Добродетели... Человек способен на все – дурное и хорошее. Мне грустно, что это так. Поэтому дай нам Бог стойкости и мужества. А еще лучше – обстоятельств времени и места, располагающих к добру...»

Доносчики, подлецы, лгуны, завистники, падкие на чужое, и т.д. – они, конечно, всегда и везде есть. Но эпидемия доносительства возникает только когда на доносы есть спрос, когда система правоохранительных органов нацелена, выстроена под работу с доносчиками и с доносительством. За 4 миллиона доносов основная ответственность именно на Сталине, на организаторе диктаторского режима с репрессивной системой, в которой доносительство является её составной частью. При диктаторской власти чуть не вся информация, предоставляемая населением в правоохранительные органы, является лживыми и подлыми доносами. Доносчики несут моральную ответственность за эти свои доносы. Если донос был ложным, доносчик – клеветник и подлец. Но вина за такие жертвы доносительства в первую очередь на диктаторе. И лишь во вторую – на доносчиках, следователях, судьях.

На теме вины автократа за всё, что происходит в государстве при автократическом режиме, и что массы, народ легко заражаются безумием своего Правителя, мы переходим к следующему периоду Великого Всеобщего Сумасшествия – к нашему времени. Обозначим некоторые его вехи.

Операция «тандем», в результате которой наш Вождь заступил на «очередной» срок своего правления (Дмитрий с Владимиром, оказывается, «ещё 4 года назад обо всём договорились»), теперь уже на 6 лет – заблаговременно поправку в Конституцию об этом внёс; судилище над Пуссями – сначала полгода тюрьмы до суда, в ходе следствия, то есть им уже был «свыше» назначен реальный срок по статье, по которой они не были подсудны, но по которой их всё же судили за «Богородица, Дева – Путина прогони!», затем приговор – «двушечка» – наш обиженный Пуссями по фене любит ботать, это его словцо; «закон Ирода» о запрете усыновления иностранцами наших детей – «антисанкция», ответ на «акт Магнитского»; аннексия Крыма; развязывание войны в Донбассе; непризнание нашего участия в этом – «у вас нет доказательств!»; тишком проводимые похороны наших солдат, погибших в Украине, утаивание информации о раненых, об их количестве, из каких они частей; угроза америкосам «радиоактивным пеплом» и «мёртвой рукой»; очередные наши «антисанкции» – запрет на импорт продуктов питания из западных стран в ответ на их политику давления на российские власти с целью принуждения восстановить нарушенные международные правовые нормы; объявление «врагом народа» и арест за «измену Родине» Светланы Давыдовой – матери семи детей – за совершенно пустой звонок в посольство Украины; несколько месяцев трое калининградцев сидят в тюрьме, ждут окончания следствия и суда за то, что они на стене гаража местного ФСБ прикрепили флаг ФРГ – обыкновенный государственный флаг другого государства; вдруг целая лавина дел о шпионаже; много ещё чего. Вообще-то, начать этот список надо было с более раннего времени – со странных взрывов домов в 99-м, с несовпадений дат и адресов, с рязанских «учений», с убийства в 2006 году в Лондоне Александра Литвиненко – главного обвинителя Путина в этих взрывах и в связях с Тамбовской ОПГ (организованная преступная группировка) в лихих 90-х.

Не верится по взрывам и ОПГ? Ведь это же наш Президент! Президент нашей России, нашей Родины!

Допустим, об обвинениях в связях с ОПГ я тоже только на днях узнал, когда в Лондоне начался суд по делу убийства Литвиненко. Но о странностях со взрывами домов было же сразу известно. А вот и скажу, что старался я тогда гнать от себя эти мысли. Не потому, что люб мне был Путин, а потому, что если такое допустить в своих мыслях, то как же жить-то тогда в таком государстве, во главе которого бандит, убийца!? Быть в оппозиции к высшей государственной власти, предполагать за ней уголовные преступления или преступную некомпетентность – это психологически очень некомфортно... Думаю, что и у многих это тогда так же было – вполне понятный и объяснимый когнитивный диссонанс, разлад чувств.

Но теперь, по совокупности всего, что есть за ним за 15 с лишним лет, я эти его преступления не только допускаю – практически уверен во всём этом. Даже если доказательств не хватит чтобы конкретно и однозначно его в судебном порядке объявить виновным, никакая презумпция невиновности не спасает его теперь от моего признания за ним этой вины.

Что нам ещё предстоит узнать и пережить – предсказать мы не можем. Могут, допустим, интернет запретить, «особые тройки» ввести, царём-самодержцем нашего Вождя объявить, Володимиром Таврическим – мало ли чего, всё это теперь уже запросто, ничто, пожалуй, не удивит... Как кульминацию Великого Всеобщего Сумасшествия можно даже предположить вполне вероятную ядерную войну... Есть ядерное оружие, есть шантаж его применения и возможность сделать таки это – где гарантия того, что какая-то из сторон не нажмёт красную кнопку?

В заключение этой главы о том, чего мы, находящиеся в оппозиции к нашей нынешней власти, можем сделать, чтобы противостоять этому её и нашему всеобщему сумасшествию. Если про себя сказать, то я мало чего могу – не политик, не лидер – говорил уже, что простой обыватель, любитель пообщаться в интернете, в социальных сетях. Вот книгу эту пишу – это рассказ от рядового обывателя про таких же, как и автор, обычных российских обывателей. Но разделённых в последнее время на два лагеря в соответствии со своими мировоззренческими позициями. Один из них – «либерасты», «дерьмократы», «нацпредатели», «пятая колонна». Другой, провластный – «крымнашисты» (от «Крым наш!!») или, как некоторые из них с удовольствием приняли для себя такое определение, – «ватники». Они помещают в интернете «демотиваторы» вот такого содержания:

Назови меня «ватником»!
Заставь меня гордиться!

Как наденет Ванька ватник
Автомат наперевес
Вся Европа ищет сральник
У ЕС анальный стресс

И заморские вояки
Знают в ватнике бойца
Задом чувствуют в той драке
Ощущение конца

Только поздно спохватились
Ваньки в ватниках уже
Перед боем обрядились
Ждём приказ на рубеже

(А.С.Непушкин, 7 мая 2014)

Некоторые из моих единомышленников не то, чтобы в упрёк мне это ставят, хотя и такое бывает, но большей частью говорят о бесполезности и бессмысленности обращения к разуму «ватников». Если, мол, какой-то орган у них как-то и сработает на изменение их отношения к Вождю и ко всему, что он творит, то это будет не голова, не мозг, не Разум, данный человеку Природой, развитый и приспособленный им за века и тысячелетия для логических и абстрактных размышлений, а желудок – это когда уже не до лжи из телевизора, но когда решать надо конкретные бытовые проблемы – положить что-либо в холодильник становится всё сложнее и накладнее.

Ну, мне ли не знать, как сложно достучаться до этих моих сограждан – я почти постоянно веду с ними беседы. Но и вижу нередко, что становятся они в общении со мной менее агрессивными и упёртыми, без какой-либо попытки закончить разговор так, чтобы обвинительное слово в адрес «нацпредателя» и «либераста» именно за ними последним в веточке диалога осталось. На каком-то моём к ним комментарии просто берут и тихо прекращают общение. Есть надежда, что о чём-то задумались.

Есть и те, кто возвращается, заглядывает вновь и вновь в мои блоги в Фейсбуке или в Живом Журнале. Например, посетительница Лидия регулярно появляется чтобы пару реплик-лозунгов бросить вроде того, что Путин – спаситель Отечества, а в Киеве фашистская жидо-бандеровская хунта. Как правило, оставляю это без ответа – на лозунги неинтересно отвечать. С ней пытаются поспорить другие мои посетители, но она им практически не отвечает. Лишь в следующий раз опять заскочит, чтобы к чьему-нибудь комментарию добавить несколько фраз – любит их многоточиями перемежать: «А Вы у нас представитель российской элиты, так сказать?.. Увы, с народом не повезло... Сочувствую...» – и опять убежит, нет её.

У нас как-то состоялся небольшой разговор по поводу моей к ней реплики чтобы она перестала молиться на Вождя:

— Виктор, мне с Вами даже интересно... Президента своего я уважаю, а вот молиться мне бы Богу надобно научиться... Иногда прихожу в церковь и тыкаюсь как слепой котёнок между иконами... В своё время нас от Церкви отлучали... к сожалению... Удачи Вам.

Вставлять «удачи» в конце комментария – это ещё одна фишка у Лидии, как бы доброжелательность показывает.

— Лидия, к должности главы государства я тоже отношусь с уважением. Но из этого совсем не следует, что я обязательно с уважением отношусь к какому-либо конкретному лицу, эту должность занимающему. Как говорится: не место красит человека... А насчёт Бога – его не обязательно в церкви искать. В церкви вам, конечно, готовы вместо Бога его симулякр подсунуть в соответствии с их служебными обязанностями. Так же, как нам наше КиселёвТВ из Путина делает Государя, очередной симулякр. Ищите Бога в себе.

Ничего не ответила... Через несколько дней:

— Я Вашим советом воспользуюсь, пожалуй... Бога буду в душе искать... Правда, как не знаю... Поживем, увидим...

— Лидия, давайте я вам помогать буду. Я ведь тоже богоискательством всю жизнь занимаюсь.

Убежала, какое-то время не видно её. Но в нашей книге она ещё будет появляться, станет неким связующим её персонажем, одним из основных. Наши с нею беседы о Вожде и о Боге мы продолжим.

P.S. Из переписки с читателями:

Отклик от киевлянки, моей давней знакомой по Фейсбуку. Пенсионерка, волонтёрит в госпитале, ухаживает за раненными солдатами:

— Виктор, спасибо вам за отличный материал. Вы очень полно и в то же время доступно изложили суть происходящего. Надеюсь, это поможет многим сомневающимся увидеть реальность. Мне кажется, что по таким изданиям как ваша «Энциклопедия», наши потомки будут изучать историю «древнего мира» под названием Россия. Я не шучу. Вопрос: вы постоянно называете Путина Вождём – это зачем?

— Если 84-86-88% населения поддерживают своего правителя во всём, чего бы он ни творил, полагаю, что он заслуживает такой титул. Понятно, что в этом есть лишь горькая ирония. Кстати, вот вам и перекличка, преемственность между «вождями» и временами Великого Всеобщего Сумасшествия – в 2012 году человеческие потери в эпоху Сталина оправдывали 25% жителей России, в 2015 – 45%.

— Вы, адекватно думающие, понимающие россияне – для нас как отдушина и, наверное, спасение нашей души. Иначе смешали бы всех россиян в кучу и возненавидели бы. Вы нас останавливаете от душепадения.

— Тяжёлое, мутное, подлое время. Но надо жить, бороться. Спасибо вам! Простите нас.

— И вам спасибо. И вы нас простите если что...

P.S. Из переписки с читателями:

Несколько иное мнение:

— В вашей книге уже поставлен диагноз российскому обществу, логично бы назначить процедуру лечения. Лечение должно происходить не со стороны реформатора, а со стороны самого общества.

— Сказать «со стороны самого общества» – это ни о чём не сказать, размазать кисель по столу. Лечение общества должна начинать наиболее здоровая его часть – вполне конкретные люди, осознающие необходимость оздоровления, способные к каким-либо действиям. Без наличия «точек кристаллизации», без наращивания здоровых кристаллов процесс оздоровления невозможен. Пишу вот свою «Энциклопедию», документирую настроения обывателей в период зимы 2014-2015 годов, записываю оценки, выводы, ощущения людей, попавших вдруг в этот страшный и мутный водоворот. Вообще-то, тема ватизма – это, боюсь, вечная тема. Угроза опять сесть на ту же ослицу не снизится, к сожалению, и при какой-либо следующей власти. Поэтому и считаю нужной эту документацию. Прочитал сюжет как раз для «Энциклопедии ватизма» – Глеб Кузнецов в Фейсбуке пишет:
     «Бабушка отвела ребенка в детский сад. Пока раздевала, краем уха слышала, что говорится в группе перед началом занятий тем, кто пришел раньше. Маленькие стульчики, детки в кружочке вокруг воспитательницы: «Дети. На Украине идет война... Гибнут люди... Обижают маленьких деток... Их родителей... Напали враги... Но наш президент – он хороший, дети. Он борется за мир... Посылает оружие ополченцам. Поэтому сегодня мы будем клеить конвертики». Шестилетний ребенок, переодеваясь, слышит это и вопит: «Ура! Мировая война! Мы всех победим!».
     Мировая война ещё не началась, но российское общество разобщено, расколото на части, практически находится в состоянии гражданской войны. Часть его уже реально воюет на фронтах Украины или участвует в обеспечении войны в Донбассе, поддерживает эту войну, одобряет действия наших властей. Какая-то часть объявляет эту войну и её развязывание преступлением. И при этом буквально все мы, россияне в этой подлой войне участвуем, обеспечивая её финансово. Это же на наши налоги, на наши деньги она ведётся. На наши деньги ТВ ведёт информационную войну против Украины, нас за наши же денежки зомбирует. Вместо медицины, образования, культуры, дорог для нас – наши власти эти деньги на войну пустили. По КиселёвТВ освещение войны именно такое: есть мы с ополченцами, а против нас враги – киевская хунта с карателями. Что могла здесь сделать бабушка? Потребовать прекратить подобные «политинформации»? На каком основании? И что могла получить в ответ?

P.S. Из переписки с читателями:

— Вы рассказывали о вашей знакомой по инету – о Лидии. Удалось вам наставить её на путь истинный?

— О продолжении общения с ней у меня есть далее. Например, в пятой главе письмо от «пионерки-комсомолки» – это её же. Кстати, ностальгирующие по советскому времени, как правило, запутинцы – всё им у Вождя близкое, находит отклик в душе: имперские замыслы и действия, утверждения о величии России, объявление её окружённой внешними врагами, но и внутри есть их пособники, дадим отпор, союзники лишь армия и флот, прочие воинственность и особый путь. Многие из них через некоторое время слова доброго о правителе не скажут, ещё и ругать будут, но пока он – почитаемый ими Вождь. Ни Лидию, ни кого-либо из ватников мне переубедить не удалось. Не пришло ещё пока время, когда словесные доводы против вождя и всего, что сейчас творится, будут восприниматься ими по-другому... Буквально на днях в моём блоге в Фейсбуке было обсуждение выложенного в инет ролика о дедовщине в армии – несколько кавказцев-мусульман жестоко и цинично издеваются над русским, снимают это всё на телефон. Он абсолютно сломлен, полностью покорен своим мучителям – они его не бьют, он сам себя по их команде лупит палкой по пальцам руки и даже хуже того. Активно в этом разговоре участвуют женщины. Встревает в него и Лидия:

«В интернете все великие воины... диванные вояки... Национальная неприязнь в армии всегда была, особенно с самовлюбленными горцами... Армия – это жесткий мир и грубая жизнь, которую русские мальчишки в мирной жизни не знают... И все-таки они тоже могут защищать свою веру, честь...».

И прикрепляет к своему комментарию двухминутный видеоролик «За веру Христову жизнь свою положивший» о рядовом Евгении Родионове, погибшем в первую чеченскую войну. Отвечаю ей:

— Лидия, мы же с вами неоднократно начинали разговор о поисках бога в душе. Вы сожалели, что советская власть нас от богов отлучала. Теперь вы, иной раз, в церковь заходите, а Бога никак увидеть-почувствовать не можете. Похоже, начинаете какого-то бога для себя находить – агитку вот поповскую сюда вставили. Женя Родионов ничего на той войне сделать не успел. Пьяница-министр Грачёв, по кликухе «Паша-Мерседес», послал Женю туда как пушечное мясо. Этот 18-летний пацан на той войне, наверное, и не выстрелил ни разу. По некой, усиленно тиражируемой легенде от поповства, которое его неформально в святые возвело, погиб за то, что крест отказался снять. Возможно, это и было как-то так примерно – какой-то попик солдатикам этим перед отправкой в Чечню крестики раздавал. Будь я командиром на войне, где мусульманская вера, я бы запретил вообще все эти кресты. Но не запретишь – объявив о крушении коммунистической идеи, безыдейная власть вместо неё нам опять бога, видите ли, вернула. А сама с полным успехом продолжает воровать, а нынешняя – ещё и безумные идеи Вождя реализовывать.

Не ответила мне Лидия ничего.

P.S. Из переписки с читателями:

Есть отклик читателя – абсолютный алармизм, имеющий, к сожалению, много оснований:

— Страна – террорист с ядерным оружием. У руля неадекват. Народ – 84% кретинов, они не позволят неадеквату так просто «сдать взад»! Неадекват чудовищно боится смерти. Это видно по беспрецедентным мерам личной безопасности. Неадекват чудовищно завидует тем, кто останется жить после него. Сильные люди этот страх могут перебороть, а человечные могут перебороть зависть. В нормальном обществе такие отклонения нивелирует религия, в России же религия, наоборот, подначивает неадеквата устроить Армагеддон! Неадекват ненавидит всех людей! Очевидно, что с таким комплексом неадекват неминуемо схватится за ядерную дубину. Всё это есть необходимое и достаточное условие для нанесения упреждающего удара. Запад прекрасно это понимает. Посему, требуется удобный момент для нанесения наиболее сокрушающего удара с минимальными жертвами. И этот вопрос сейчас прорабатывается.

Всем нам предстоит неизбежный уход из этого мира. Приходим мы к этому неодинаково, очень верно об этом сказано: каждый умирает в одиночку. Приходилось слышать от одной женщины, соседки по подъезду, пьющей, как говорится, не просыхая: хоть бы пьяной-то умереть. Перед смертью мы все равны – что спившаяся женщина, потерявшая смысл и цель жизни, что человек, волею судьбы оказавшийся не только не на своём месте, но на том месте, которое требует совершенно иного миропонимания, чем оно есть у этого человека. Это несоответствие, а также весьма немалые возможности, которое даёт занимаемое им место, действительно могут привести к опасным, страшным последствиям. Собственно, во многом уже и привели.

Отзыв от моего читателя Егора Бугрова, хорошо дополняющий картину ватизма:

— Позвольте и мне тоже, так сказать, вставить свои 5 копеек. Текст вашей книги мне во многом близок, потому что я тоже часто для интереса веду дискуссии с ватниками, коих называю приматы. В этологии есть такой термин – «примативность» (не путать с примитивностью). Его можно перевести на русский как «обезьяномыслие». Это фатальная неспособность к понимаю никаких отношений, за исключением иерархических. Именно обезьяномыслие есть причина некритичной веры авторитетам в ущерб собственному анализу. Или, например, именно обезьяномыслие создает видимость логики в «дедовщине» – ложноадресной мести. То есть, когда за свои мучения, будучи «салагой», солдат мстит не мучившему его «деду», а следующему «салаге», усваивая поведение «деда». Именно обезьяномыслие создает правило «да убоится жена мужа своего». Каковое правило всего лишь повторяет инстинктивную мотивацию тех, кого религия хочет сделать своими сторонниками. Именно обезьяномыслие ведет к изнасилованию, так как изнасилование есть убежденность самца, что самка, в принципе, не должна отказывать самцу – НИКАКАЯ самка НИКАКОМУ самцу. Поэтому отказ женщины обезьяномыслы воспринимают, что с ним что-то не так. Что он, значит, неполноценный самец – полноценному не отказала бы. Именно обезьяномыслие заставляет признать лидером именно самого худшего – обезьяньи инстинкты идентифицируют «высокоранговость» по БЕЗЖАЛОСТНОСТИ К СЕБЕ ПОДОБНЫМ. В частности, это объясняет странную и необъяснимую привязанность женщин с высоким уровнем примативности именно к плохо относящимся к ним мужьям. Отношение приматов к чужим заслуживает особого рассмотрения. Дело в том, что на самом деле обезьяны как раз таки не понимают никаких «чужих» – как это ни парадоксально казалось бы. Обезьяны вообще всю вселенную включают в свою обезьянью иерархию. Поэтому чужих они воспринимают как своих, но крайне низкоранговых, которые ради того, чтоб избежать подчинения высокоранговым, прикинулись-де «другими». И вот за это, как им кажется, «придуривание», обезьяны мстят особо принципиально, стараясь вернуть «беглых» обезьян обратно – на низший уровень их иерархии для получения страданий, «положенных» по низкоранговости. Именно обезьяномыслие, сводящее цель жизни к страданию низкоранговых приматов ради самоутверждения высокоранговых приматов, является основой всего творимого людьми зла. Ибо, что ни возьми из преступного – убийство, кража, грабеж и, особенно, изнасилование – всё это обычный рацион поведения высокоранговых самцов в обезьяньем стаде. Итого, вывод: зло есть приматы-альфасамцы. Всё это легко читается в книгах по этологии – поэтому, кстати, не сдуру Сталин этологию запрещал.

И в заключение ещё один комментарий, привожу его в том виде, в каком мне его выслал мой читатель:

— Страшнее всего, что г-н Путин в точности соответствует описанию Угрюм-Бурчеева Салтыковым (Щедриным). Вчитайтесь:

     «...Портрет этот производит впечатление очень тяжелое. Перед глазами зрителя восстает чистейший тип идиота, принявшего какое-то мрачное решение и давшего себе клятву привести его в исполнение. Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы (в идиоте злость или доброта – совершенно безразличные качества), а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит исключительно им одним. Издали может показаться, что это люди хотя и суровых, но крепко сложившихся убеждений, которые сознательно стремятся к твердо намеченной цели. Однако ж это оптический обман, которым отнюдь не следует увлекаться. Это просто со всех сторон наглухо закупоренные существа, которые ломят вперед, потому что не в состоянии сознать себя в связи с каким бы то ни было порядком явлений...
     Обыкновенно противу идиотов принимаются известные меры, чтобы они, в неразумной стремительности, не все опрокидывали, что встречается им на пути. Но меры эти почти всегда касаются только простых идиотов; когда же придатком к идиотству является властность, то дело ограждения общества значительно усложняется. В этом случае грозящая опасность увеличивается всею суммою неприкрытости, в жертву которой, в известные исторические моменты, кажется отданною жизнь... Там, где простой идиот расшибает себе голову или наскакивает на рожон, идиот властный раздробляет пополам всевозможные рожны и совершает свои, так сказать, бессознательные злодеяния вполне беспрепятственно. Даже в самой бесплодности или очевидном вреде этих злодеяний он не почерпает никаких для себя поучений. Ему нет дела ни до каких результатов, потому что результаты эти выясняются не на нем (он слишком окаменел, чтобы на нем могло что-нибудь отражаться), а на чем-то ином, с чем у него не существует никакой органической связи. Если бы, вследствие усиленной идиотской деятельности, даже весь мир обратился в пустыню, то и этот результат не устрашил бы идиота. Кто знает, быть может, пустыня и представляет в его глазах именно ту обстановку, которая изображает собой идеал человеческого общежития?
     Вот это-то отвержденное и вполне успокоившееся в самом себе идиотство и поражает зрителя в портрете Угрюм-Бурчеева. На лице его не видно никаких вопросов; напротив того, во всех чертах выступает какая-то солдатски-невозмутимая уверенность, что все вопросы давно уже решены. Какие это вопросы? Как они решены? – это загадка до того мучительная, что рискуешь перебрать всевозможные вопросы и решения и не напасть именно на те, о которых идет речь. Может быть, это решенный вопрос о всеобщем истреблении, а может быть, только о том, чтобы все люди имели грудь, выпяченную вперед на манер колеса. Ничего неизвестно. Известно только, что этот неизвестный вопрос во что бы то ни стало будет приведен в действие. А так как подобное противоестественное приурочение известного к неизвестному запутывает еще более, то последствие такого положения может быть только одно: всеобщий панический страх...»

Обсуждать можно здесь.

Гл.1. 84 против 16, 16 сами против себя
Гл.2. И вот опять...
Гл.3. О русофобии и эмпатии
Гл.4. Разговор о власти
Гл.5. Здесь ложь заменила воздух
(немного иллюстрациий)


обратная связь
Яндекс.Метрика