Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес (1746—1828), Трибунал инквизиции

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес (1746—1828), Трибунал инквизиции

Наконец, пятая картина изображала аутодафе. Действие происходит не в церкви Сан-Доминго, а в очень светлом храме, с высокими стрельчатыми сводами, пронизанном солнцем. На переднем плане, возвышаясь над всеми, сидит на помосте еретик в позорном одеянии; высокая шапка торчит вкось нелепым ярким острием. Человек съежился, весь он - комок страдания и стыда, и оттого, что он выше остальных, унижение его кажется еще горше.

Отдельно от него и много ниже сидят трое других грешников; как и у него, руки у них связаны, как и на нем, на них позорные балахоны и остроконечные шапки; один совсем обмяк, другие еще держатся прямо. На заднем плане восседают судьи, а перед ними секретарь зачитывает приговор. Кругом расположились духовные и светские сановники в париках и скуфейках; они сидят довольно безучастно, жирные, по-ханжески чванные, не лица - маски, а посреди них - пленник, еретик, которому они произносят приговор.

Вот перед какими картинами стоял сейчас Агустин, стоял и смотрел.

Впитывал их в себя. И был поражен. Испуган.

Лион Фейхтвангер. Гойя

Яндекс.Метрика
© 2010-2011 г. Виктор Шмаков на www.livejournal.com Виктор Шмаков на www.livejournal.com содружество Экология общества Виктор Шмаков на сервере Стихи.ру Виктор Шмаков на сервере Проза.ру