C`est la vie

Виктор Шмаков

Жизнь прожить – не поле перейти

8. Как творился Большой Террор

Вспоминается сталинщина. В 70-х годах вот что мне рассказывал криминалист майор милиции Быков Александр Васильевич (он был мой наставник, я в 70-м году после службы в армии поступил на работу в УВД Челябинской области на должность эксперта-криминалиста, работал по этой специальности до выхода на пенсию в 2005-м, полковник милиции в отставке). Видимо, это было в 50-х – его откомандировали на несколько месяцев в распоряжение КГБ для работы в архивах с «расстрельными» документами сталинского периода. Такая работа проводилась тогда во всех областных центрах и крупных городах – нарабатывался статистический и прочий материал по тому времени. Майор Быков сначала был привлечён к этой работе в нашем областном архиве как криминалист на предмет выявления каких-либо огрехов в документах. Для проведения работы в московских архивах приходилось командировать в Москву по некоторому графику на какие-то сроки специалистов со всей страны, в том числе и Александра Васильевича тоже. Подчисток, правок, как оказалось, в массовом количестве не было, разве что какие-то редкие мелочи технического, рабочего порядка. Рассказывал, что дела расстрелянных было страшно читать, причём не только в эмоциональном плане, но и с точки зрения юриста. Тоненькая папочка в несколько листов. На первом какая-то информация оперативного работника о заявлении граждан об «антисоветской деятельности», допустим, инженера-конструктора ЧТЗ, сам этот донос, несколько каких-то характеристик, справок, ещё что-то, и потом листок с приговором от «тройки» – ПРИГОВОРИТЬ К ВЫСШЕЙ МЕРЕ НАКАЗАНИЯ. Здесь же какой-то штампик-запись – ПРИГОВОР ПРИВЕДЁН В ИСПОЛНЕНИЕ, дата, подпись. Были потом озвучены цифры, что только расстрельных приговоров за период Большого Террора (37-38-годы) было вынесено около 700 тысяч, т.е. примерно по 1000 (по одной тысяче!) в день (!). Это же буквально война государства против собственного населения. Понятно, что никакого времени не хватало ни на какое расследование по «фактам», изложенным в доносах, или выбитым на допросах ранее арестованных. Вот и были папочки в несколько листиков. И на суд «тройки» уходило не более 10-15 минут, иначе бы эти «суды» просто не поспевали. И что, говорит, ещё шокировало: на тех же листах с приговором довольно часто встречаются записи – ЧЛЕН ТРОЙКИ ИМЯРЕК РАССТРЕЛЯН тогда-то. Иногда бывало, что и по три таких записи, то есть вся «тройка» была расстреляна, «концы в воду»...

2007 г.

на следующую страницу


Яндекс.Метрика