C`est la vie

Виктор Шмаков

Жизнь прожить – не поле перейти

9. Как я был партизаном на информационной войне

В 2001 моя жена погибла в автокатастрофе. Через год я, в возрасте 54 года, сошёлся с женщиной младше меня на 6 с лишним лет, преподаватель в детской музыкальной школе, фортепьяно. Живём в браке счастливо, Евгения стала другом моим взрослым детям и хорошей бабушкой моим внучкам. Абсолютно аполитична. По телеящику – сериалы, Андрей Малахов и прочая «жвачка». Или, например, концерт Дениса Мацуева. Никаких соловьёвых, дм.киселёвых. Из новостей – местные новостные выпуски с прогнозом погоды в конце. По неизбежно получаемым обрывкам информации заняла бы «ватную» позицию – без особого интереса про КрымНаш, про «киевскую фашистскую хунту», про Донбасс, про Сирию, но с пассивным согласием с тем, о чём по телевизору говорят.

Когда начались российско-украинские события, решил, что надо что-то делать, чтоб хотя бы через мою семью не проходил участок фронта войны, которую развязал наш Вождь не только в Украине, но и в нашей стране между гражданами тоже.

Должен добавить к рассказу о нас, что я до этих событий лет восемь практически вообще не смотрел телевизор – живу в интернете. Телек в «большой комнате» вместо мебели, не включается вообще. У нас двухкомнатная квартира, живём вдвоём, жена свои сериалы смотрит на кухне по маленькому телевизору, а когда мы там кушаем, я включаю, как правило, ТВ Культура.

И вот, когда мы «взяли Крым», намеренно стал включать новости на Первом, Россия-1, НТВ – послушаем, мол, что наши соврут. Надо сказать, что сначала эти мои попытки были неудачными – жена с некоторым даже раздражением отреагировала на мои эмоции по поводу вранья из телевизора: «Не хочешь – не слушай».

Расстроился, было, но понял, что слишком резко к этому подошёл. Сменил тактику, стал без особого нажима и эмоций комментировать «новости» из зомбоящика, использовал информацию, полученную в интернете, противопоставлял одно другому. Просветительская работа продолжалась в машине – едем на свои 6 соток или ещё куда – у меня включено Эхо Москвы, там есть интервью и комментарии, которые помогают увидеть противоречия и ложь государственной пропаганды.

Эти мои контрпропагандистские усилия стали постепенно приносить свои плоды. Например, получалось, что какую-либо информацию я успевал рассказать жене до того, как мы услышали её интерпретацию от КиселёвТВ – жена со смехом встречала «новость» из ящика: ага, рассказывайте, мол. Теперь она и без подсказки может во многих случаях выделить ложь нашей пропаганды, скептически относится ко всему официальному.

Я одержал свою маленькую победу в этой войне – одним «ватником» в РФ меньше, и мир в нашей семье спасён. С лживой пропагандой бороться непросто, но можно. Не велик этот мой подвиг, но если бы каждый противник режима смог его повторить, нас бы было не 14-16%, а, допустим, 32%. А если бы каждый из нас смог по два «ватника» переубедить? Было бы примерно поровну...

2017 г.

на следующую страницу


Яндекс.Метрика