C`est la vie

Виктор Шмаков

Жизнь прожить – не поле перейти

16. Размышления о неверном или неправильно понятом афоризме

«Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает». Ненавижу это утверждение. Во-первых, в нём много вреда. Для одних оно – безжалостное обвинение, предъявляемое народу, попавшему под деспотию. Тем же, кто сам часть этого народа, оно может служить и часто служит в качестве оправдания своего пассивного созерцания того, что им не нравится: так ничего же, мол, не поделаешь, гены у нашего народа такие – рабские, такова уж наша колея, планида. То есть, эта крылатая фраза стала неким лозунгом, лозунгом безнадёжников.

Можно попробовать допустить, что перевод этого изречения на русский не совсем точен – полного текста письма графа Жозефа де Местра я не нашёл. Или можно предположить, что фраза эта вырвана из контекста. Это как о четырёх миллионах доносов у Довлатова, когда оставлено самое резкое и броское, но обрезано то, о чём, собственно, Довлатов и хотел сказать: «Означает ли это, что русские – нация доносчиков и стукачей? Ни в коем случае. Просто сказались тенденции исторического момента».

Такие обрезанные афоризмы являются полуправдой, которая, как известно, хуже лжи. Впрочем, граф мог искренне так считать – это его личное дело и право, моё право с ним не соглашаться.

Его высказывание о народе и правительстве афористично, выглядит правдоподобно, но оно неверно. Правдоподобно же оно выглядит потому, что действительно мы это видим – если устанавливается диктатура, авторитарный, тоталитарный режим, народ, как правило, безропотно живёт при этом режиме до крушения его по каким-либо причинам (об этом далее), и даже таки может начинать восхвалять диктатора.

Причин для восхваления и терпения по отношению к диктатуре или автократии довольно-таки много, обычно все они работают в комплексе, дополняют друг друга:
— массированная пропаганда;
— страх перед репрессиями за неприятие режима;
— так называемый, «стокгольмский синдром»;
— совершенно естественное, Природой заложенное в живом мире стремление к минимизации усилий, чаще бессознательное, не осознаваемое: если всё по жизни за тебя решает кто-то, то это избавляет тебя от необходимости принятия решений, от необходимой для этого мыслительной деятельности – и то, и другое требует немалых усилий для ума и души;
— «эффект толпы»;
— и т.д.

Утверждение о народе и о правительстве, которое народ заслуживает, действительно выглядит верным, поскольку констатирует свершившееся установление режима и «объясняет», что народ, видимо, сам же этого и хотел, и что вот видите – режим длится десятилетия, а народ молчит, терпит, значит, он этого своего рабства и унижения достоин.

Установление автократии или диктатуры никогда не происходит так, чтобы люди, то есть, некий народ, сами для себя её устанавливали, имея совершенно чёткое представление о том, как и что она будет творить в стране и с ними. Любители «лозунга безнадёжников», обвинители народа скажут: так голову включать надо. Об этом чуть ниже, когда будем говорить об установлении путинского режима.

Иногда, в какой-то мере, установлению диктатуры способствуют какие-либо исторические обстоятельства, как это было в Германии в 30-х годах прошлого века (поражение в войне, условия Версальского мира) – германский народ ждал, что кто-то избавит его от пережитых и переживаемых унижений, увидел в Гитлере такого избавителя.

Иногда это случается в результате неких внешних обстоятельств (см. примеры ниже).

Иногда установление авторитарного режима случается в результате дворцового переворота – это наш случай, например, приход во власть Путина. Он вопреки закону был назначен ВРИО Президента. Кандидатура выбрана довольно-таки удачно – молодой, спортивный, здоровый, непьющий, по некоторым своим высказываниям даже таки как бы демократ: «...Нам всем кажется (не скрою, и мне иногда так кажется), что если навести твердый порядок жесткой рукой, то всем нам станет жить лучше, комфортнее и безопаснее. На самом деле, эта комфортность очень быстро пройдет, потому что эта жесткая рука начнет нас очень быстро душить, и мы это мгновенно ощутим на себе и на членах своих семей...» – это 1996 год, за несколько лет до его прихода в Кремль. И Ельцин с его «закладыванием за воротник» уже надоел, и его «Семья», и «семибанкирщина», и «лихие 90-тые» в памяти – вот что тут с народа спрашивать, в чём его обвинять? Можно ведь посмотреть список кандидатов на выборах 2000 года. Путин даже для ряда политиков-демократов представлялся лучшим кандидатом из этого списка, и они это публично объявляли. И чего же тогда требовать от обычного обывателя, далёкого от политики? Лично я голосовал за Явлинского. Какой бы заслуженной критики он ни был достоин, но как было бы здорово, если бы тогда выбрали не Путина, а уж хотя бы его. Но он набрал всего 5,79%. По сути дела, Путин пришёл во власть во многом похоже на приход во власть Гитлера. Ну, а все последующие «выборы» были вообще просто их имитацией. Авторитарный режим установился – мышеловка для народа захлопнулась. Конечно, теперь-то, задним числом, в соответствии с крылатой фразой графа Жозефа де Местра можно народ объявить виновником режима. И объявляют – так ведь удобнее, типа, непреодолимые же обстоятельства.

Крушение диктаторских, авторитарных, тоталитарных режимов происходит:
а) со смертью диктатора, например, Сталин – режим хоть и остался, но хотя бы жесточайшая кровавая диктатура закончилась;
б) по причине старости и неспособности быть прежним успешным Диктатором (Мугабе в Зимбабве – режим остался, но при удачном стечении обстоятельств в подобных ситуациях может, как говорится, появиться «окно возможностей»);
в) экономический крах режима, пример – СССР;
г) проигрыш в войне, пример – Германия.

Или вот ещё примеры внешних обстоятельств, опровергающие «вину» народа:
— народ Северной и Южной Кореи один и тот же, но вследствие внешних обстоятельств, каковыми являются СССР и США, в этих странах установились разные режимы, и народы «стали разными», то есть – это один народ, искусственно разделённый на две половины;
— то же самое с Восточной и Западной Германией;
— то же самое с этой же Германией, если рассматривать её с делением не по территории, а по времени – сначала это был один народ, давший миру множество учёных, писателей, талантливых инженеров, музыкантов, затем, начиная с 30-х годов, это был уже другой народ, строивший концлагери с крематориями, потом так же, под воздействием внешних условий и обстоятельств (проигрыш в войне и проведённая американцами денацификация), он опять стал другим;
— то же самое – наша Прибалтика – сначала эти три государства были в составе монархической России, и были латыши, литовцы, эстонцы подданными русского царя; но царь от престола отрёкся, вслед за этим – октябрьский переворот 17-го года, в 18-м они стали свободными, независимыми государствами; в 39-м их оккупировали, и опять они оказались в составе Российской империи, которая к тому времени стала Советским союзом, тоталитарным государством; в 91-м Союз распался, они опять стали свободными и демократическими – и все эти изменения «туда-сюда-обратно» происходили не вследствие какой-то особой покорности или, наоборот, свободолюбия прибалтийских народов, а лишь в результате именно таки внешних для них обстоятельств;
— то же самое – Украина, была под имперским режимом, потом 70 лет большевистского режима, страшный Голодомор, и лишь те же самые внешние для него обстоятельства (крах СССР) сделали его свободным.

Конфуций говорил: «Правитель как ветер, народ как трава», т.е. куда дует ветер, туда и трава клонится. И это так и есть, такова жизнь, такова природа общества. Понятно, что не хотелось бы, чтобы это было так, хотелось бы, чтоб народ если бы и не был целиком политически активен, но хотя бы не вёлся бы на откровенных и пустых популистов, не верил бы подлецам и подонкам. Но в массовом порядке это невозможно, с этим надо мириться – везде, а не только у нас, так называемое «болото» составляет примерно около 60%. Именно они и являются основными «терпилами» автократии и даже её сторонниками. Но всегда будут кто-то, кто является истинными сторонниками демократии и либеральных принципов (право человека на жизнь, на свободу, на собственность, равенство всех перед законом, ответственность правительства перед народом, прозрачность государственной власти), кто не может не биться за свободное общество. Важнейшей частью этой борьбы является повышение общественного политического сознания. И вот думается мне, что вряд ли среди борцов окажутся те, кто за основу отношения к обществу и к сложным общественным процессам берёт упрощённое утверждение графа Жозефа де Местра, и за него упорно держится.

Комментарии читателей:
Народ (любой) мудр. Возможно, это мудрость в некотором роде некрасивая, но она работает. Её можно описать фабулой о журавле и синице. Покуда в руках есть синица, а погоня за журавлем может сулить неприятности, ни один народ сам по себе за ним не бросится. Таких исторических примеров (из достоверных, а не легендарных) не существует. Понятно, что могут найтись вожди, лидеры, способные увлечь народ в погоню за журавлём. Часто бывает, что цели и направление оказываются ложными.
На самом деле эта формула верна, но только для демократических режимов. Для автократий существует её инверсия: «Каждый народ имеет то правительство, которое его имеет».

Июль, 2018

в начало


Яндекс.Метрика