Репин Илья Ефимович, Крестный ход в Курской губернии

Репин Илья Ефимович, Крестный ход в Курской губернии

Крестный ход под Воронежем, жаркое лето, 2010 год

Крестный ход под Воронежем, 2010 год

Рязанская область, село Криуша. Молитва о дожде, 2010 год

Рязанская область, село Криуша. Молитва о дожде, 2010 год

Крестный ход VS Лесной пожар в Выксе, 2010

«Крестный ход» Ильи Репина — широкая многогранная картина пореформенной России. Огромное количество лиц представлено на картине, они сгруппированы по определенному замыслу, и в то же время это не мешает художнику дать совершенно естественное и правдивое изображение религиозной процессии, просто и убедительно построить толпу. Тут и народ, одурманенный религией, забитый, покорный и темный, тут и представители господствующих классов и их пособники — духовенство и полиция, разжиревшие и наглые, тут и весь самодержавный режим в виде жандармской нагайки, занесенной над толпой.

Репин писал все с натуры и в то же время брал только типичное, вот почему он сумел одновременно изобразить живую конкретную процессию, столь знакомую старой России, — крестный ход, и в то же время дать широчайшую картину русской жизни второй половины XIX века. Толпа не однородна. В центральной части процессии, в которой имеют право находиться почетные, избранные лица, охраняемые кордоном полицейских, жандармов, стражников и понятых, идут крепкие мужички и торговцы; нищая же братия, бедняки-крестьяне, странники и богомольцы сюда не допускаются — они оттеснены к краю дороги.

Представитель купечества идет, отдуваясь и обливаясь потом, в центре рядом с барыней. Фигура этого кривоногого купца и промышленника, недавнего кулака деревни, и фигура местной помещицы, зазнавшейся, чванной, тупой и себялюбивой, охарактеризованы глубоко отрицательно и противопоставлены крестьянам. Тупые или озверелые конные жандармы и полицейские возвышаются над массой народа, покорно сносящей их грубое обращение. Покорность толпы выражена не только в фигурах бедняков-богомольцев слева, но и в робком, инстинктивном, полном ужаса жесте руки, поднятой кем-то, чтобы защитить себя от удара нагайкой урядника, хлещущего толпу. Гениально дано противопоставление горожанок, несущих с благоговением пустой киот из-под иконы, и помещицы, чванно несущей самую икону. Довольствуясь малым, они и к ящику относятся как к святыне, едва прикасаясь, бережно держат его, помещица же, получившая икону, относится к этому как к должному и несет ее самодовольно, бесцеремонно приложив к своей груди. Не менее сильно противопоставление исступленно верующего горбуна, слабого хромоножки, опередившего всех, жирному, глубоко равнодушному и ленивому дьякону, тупой, чванной барыне и им подобным. В своем религиозном рвении горбун не замечает палки отталкивающего его деревенского старосты. Фигура горбуна предельно одухотворена. Лицо его полно волевой твердости и страстной устремленности. Красота образа воплотилась в силе душевного порыва.

Много трудов положил художник, чтобы найти нужный ему тип горбуна, и последовательно и упорно искал выражение внутренней сосредоточенности, горячей надежды, веры в его лице. Все это можно проследить по этюдам.

Типичны, предельно выразительны все участники шествия. Разнообразие и жизненность фигур, жестов, поз, выражений поражает. В то же время все связано, объединено, отдельные участники процессии сливаются в единое целое. Все шествие движется неудержимо, как лавина, и влечет за собой каждого из участвующих в крестном ходе. Это впечатление массового движения выражено не только динамикой поз и жестов, но живописными средствами: пыльное марево вдали, переливы развевающихся на часовне красочных лент, контрасты цветовых пятен, одежд, блики на золотых окладах икон, сочетание лохмотьев одежд и золота облачений вызывают у зрителя ощущение живой людской массы. Выжженная земля, белесоватое от блеска солнца небо, знойный воздух — все это передано с небывалым до Репина мастерством.

Репин — не только великий мастер, но и великий трудолюбец. В огромном шествии отчетливо проработано каждое лицо, не только главных персонажей, но и лиц дальних планов и тех, которые едва видны. Нигде нельзя найти просто мазка, краски, заполняющих какой-либо сантиметр полотна. Если же всмотреться в лица участников шествия, то поражает глубокая психологическая характеристика каждого. Как тонко переданы переживания! Все участники шествия охвачены одним чувством важности происходящего, но каждый человек — четко охарактеризованная индивидуальность со своим восприятием, со своими думами. В то же время это яркие типы. А как написаны певчие! Сразу видно, что мальчик, идущий с краю, поднявший руку, поет дискантом, а его сосед — альтом. Идущий за ними брюнет — бас, а несколько поодаль — тенор берет фальцетом. А как настороженно, внимательно прислушивается регент!

Но не только лица участников крестного хода, но руки, ноги, походка необычайно выразительны. Твердо, уверенно шагают трое крестьян, несущих фонарь, и совсем по-иному двигаются ноги слабосильного парня, помогающего его нести. Семенит ногами мещаночка, несущая киот. И как важно, размеренно выступает протодиакон. Он ставит ноги так, как их никогда не ставят крестьяне. Толстая барыня точно катится, а рядом с ней сотский на кривых, с детства рахитичных ногах. Слабы больные ножки горбуна, и тяжело ступают натруженные ноги издалека пришедших странниц-богомолок.

Творчество Репина учит предельной тщательности работы, что при его наблюдательности и мастерстве рисунка дают исключительно жизненную выразительность. Репин показал бытовые явления, которых он был очевидцем, и как великий художник сумел в произведении, им созданном, как в фокусе, собрать все типичное, яркое, доказывающее.

«Крестный ход в Курской губернии» был куплен П. М. Третьяковым и стал украшением его галереи, приобретавшей уже значение национального собрания.

artclassic.edu.ru


Бердяев Н.А. «Существует ли в православии свобода мысли и совести?» (фрагмент из статьи)

Статья была опубликована в 1939 году, эпиграфом к ней Бердяев взял слова Ницше: «Вы стали маленькими и будете всё меньше: это сделало Ваше учение о смирении и послушании».

«В истории сакрализовали всякую мерзость под напором «царства Кесаря», под корыстными социальными влияниями. Рабство, крепостное право, введенное в катехизис Филарета, деспотическая форма государства, отсталость научного знания – всё было священной традицией. Нет таких форм рабства, деспотизма и обскурантизма, которые не были бы освящены традицией. Нет ничего ужаснее тех выводов, которые были сделаны в историческом православии из идеи смирения и послушания. Во имя смирения требовали послушания злу и неправде. Это превратилось в школу угодничества. Формировались рабьи души, лишенные всякого мужества, дрожащие перед силой и властью этого мира. Гражданское мужество и чувство чести были несовместимы с такого рода пониманием смирения и послушания. Отсюда и подхалимство в советской России. Русское духовенство, иерархи церкви всегда трепетали перед государственной властью, приспособлялись к ней и соглашались подчинить ей церковь. Это осталось и сейчас, когда нет уже, слава Богу, лживого «православного государства».

Яндекс.Метрика
© 2010-2011 г. Виктор Шмаков на www.livejournal.com Виктор Шмаков на www.livejournal.com содружество Экология общества Виктор Шмаков на сервере Стихи.ру Виктор Шмаков на сервере Проза.ру