На главную

Поражение в войне –
как победа для страны

В истории имеются примеры, когда для страны оборачивалось благом поражение в начатой ею агрессивной войне, и в целом – в её агрессивной, милитаристской политике.

Начнём со Швеции. Эта страна в XVI-XVII веках почти беспрерывно вела захватнические войны, расширяла свои территории. Эти военные и территориальные успехи были куплены тяжёлыми экономическими жертвами; простой народ изнемогал под непосильным бременем налогов и постоянных призывов к оружию. И вот 27 июня (8 июля) 1709 года произошло генеральное сражение т.н. Северной войны – Полтавская битва. Русская армия под командованием Петра I разгромила шведскую армию Карла XII.

...Это поражение шведов, как это не покажется парадоксальным, стало залогом дальнейшего успеха, рубежом в их истории: после неё страна отказалась от великодержавных амбиций. Шведы извлекли уроки из собственного высокомерия, и впоследствии стали процветающей нацией, в которой победил не воинствующий дух, а либеральное видение мира. То есть, хотя шведы и проиграли Полтавскую битву, но в долгосрочной перспективе от этого поражения они только выиграли.

Ещё две страны, практически наше, современное время – Германия и Япония. Обе потерпели сокрушительное поражение во Второй мировой войне. Получили экономическую помощь, восстановили всё разрушенное, стали ведущими мировыми державами.

А вот предположим, что американцы не открыли бы второй фронт, и главное – никакого ленд-лиза, никакой помощи не предоставили для СССР. Запад сидел бы себе и наблюдал – какой из диктаторов верх над другим одержит. А хоть и пусть бы оба самих себя до полусмерти в этой войне измотали. И вот, допустим, изрядно измотанный Гитлер эту войну выиграл. Кстати, а где должен бы быть конец этой войне? Дошёл бы только до Москвы, взял бы её? Или до Урала? Или ещё дальше – Сибирь, Дальний Восток – до Тихого океана? И что? Что бы он с этим "выигрышем" делал? В котором партизаны почти 200-миллионного населения не давали бы на 1/6 части суши житья оккупантам. Установил бы, понятно, оккупационный режим. Но это ведь хлопотное, и, в общем-то, бесцельное занятие. Ну, недрами попользовался, древесиной и прочим. Так это же дешевле обойдётся, если это всё в нужных количествах покупать в условиях нормальной, мирной экономики. Но фюрер не экономист, фюрер – вояка, Аника-воин. Его цель – война, победа в ней, и чтоб он Победителем вошёл в историю. Сразу же после "победы" этот оккупированный СССР стал бы для него чемоданом без ручки, головной болью. Он проклял бы день, когда принял такое решение – двинуть войной на восток.

Это я к тому, что какого хрена Путин начал войну с Украиной? Захватническая война сейчас – это XVII век.

Виктор Шмаков, 74 года, полковник милиции в отставке, эксперт криминалист с 35-летним экспертным стажем, кавалер ордена Почёта
21.06.2022

22.06.22. Илья Яшин про путинскую "геополитику":

22.06.22. Будет ли война России с Литвой из-за блокады Калининграда?

22.06.22. Андрей Пионтковский: Понты Путина уже всем надоели.

22.06.22. Виктор Шендерович: Кремлёвская Атлантида идет на дно.

C момента Полтавской битвы прошло более 300 лет. В России это сражение Северной войны с гордостью вспоминают до сих пор. В Швеции же это военное поражение воспринимают как поворотный момент в истории страны в сторону благоденствия её народа.




Про нравственное помешательство и наведённое сумасшествие