На главную

Путин развязал сразу две войны –
в Украине и гражданскую в России

В трёх частях:
1. Излечение от "ватизма"
2. Наша гражданская война, фильм "Разрыв связи"
3. Про Путина и про путинский режим

1. Излечение от "ватизма"

Поздравьте меня с победой. Я обратил "ватника" в нашу "веру". Это мой родственник – двоюродный племянник. С некоторых пор мы о политике общаемся только в эпистолярной форме, в ватсапе. Почему так – расскажу ниже. Сегодня он мне пишет: "Можете поставить засечку на приклад своего антипропагандонского ружья".

Расскажу нашу с Володей историю. Несколько месяцев назад, немного более трёх, разговаривал с ним по телефону. Не мог не коснуться крайне важной и горячей темы – войны в Украине. Она тогда уже вовсю шла, разговор был примерно 10-го марта. И узнаю, что Володя мой – "ватник". Начинает с горячностью рассказывать мне о том, как его жена на днях разговаривала по телефону с сыном Евгением – он живёт в другом городе. Володя при этом присутствовал, и о том, как этот разговор проходил, мог судить по реакции Светланы на то, что она слышит, и по её ответным репликам. В общем, я узнал, что Володя со Светланой за "спецоперацию", а их сын – против. И вот, в пересказе Володи получается, что Евгений, отстаивая в разговоре с мамой свою антивоенную позицию, "брызжет слюной" и "говорит штампами". Что под "штампами" имелось в виду – мне было непонятно.

Попытался и я с Володей поспорить. И вот как раз от него-то я штампов кучу наполучал. Это и "нацисты", и "бандеровцы", и "8 лет", и про русский язык, про притеснения русских, про "москаляку на гиляку, кто не скачает – тот москаль". Говорю: так в чём же всё-таки причина кровопролитной войны? В ответ теперь уже некое "геополитическое", что НАТО же и США, которые хотят нас уничтожить, если бы не мы, то они на нас, и всё такое прочее, зомбоящиковое. На мои попытки возразить, прерывал меня. В конце концов, не дав мне договорить фразу, как говорится – бросил трубку, прервал на смартфоне связь.

Стало очень горько за их сына, за моего единомышленника, у которого явный и, видимо, довольно-таки, острый конфликт со своими родителями на почве абсолютно разного с ними отношения к трагедии в Украине. Трагедии, войны, которая неизбежно является трагедией и для нас тоже. Трагедией для нас, возможно, не меньшего масштаба. И уж явно – более длительной по срокам. Война закончится, Украина будет залечивать раны, восстанавливаться – ей в этом весь цивилизованный мир поможет, мы им выплатим репарации. Мы же до какого-то времени будем под санкциями. Есть такой вариант, что они будут отменены только по согласию Украины на это. И даже когда они формально отменены будут, всё прежнее будет возвращаться "взад" очень долго. Евгений это осознаёт, а у родителей все представления о том, что есть, и что будет – вот эта ложь из телевизора, из различных "политических" ток-шоу.

Поставил себе целью внести мир в их семью. Единственная возможность – это излечить родителей от "ватизма". Поскольку убедился, что вербальное общение невозможно, начал в вайбере писать сообщения, часть из которых – это мои посты, которые я пишу у себя в фейсбуке, или ссылки на страницы моего антипропагандистского сайта "Спецоперация". Володя сообщения читает, на страницы по ссылкам заходит – это я по счётчику Яндекса вижу. Первые месяц-два он никак, ничем мне не отвечал.

На третьем месяце начал своими небольшими стихами отвечать, например:
Россия – Родина, родная сторона,
Страна воистину без меры и без края.
И не нужна мне ни одна другая,
Хотя ты в чём-то для других странна.
Я принимал эти его поэтические послания не в буквальном смысле как ответы мне, а как согласие на восстановление общения пока вот в таком виде. Дискуссию не стимулировал, но продолжал высылать ему свои фейсбучные посты и ссылки на страницы сайта.

Немного позднее:
На природном на просторе и людском многообразии
Тридцать лет, а то и более – происходит безобразие.

И вот сегодня пишет:
Струится дым поверх избушки маленькой, убогой,
А я смотрю и не могу никак понять –
Куда мы и какой идём дорогой,
И что на самом деле надо нам менять.
И такое, в некоторой переработке ранешнего:
Природе чуждо многословие,
Но свойственно многообразие.
А гомо сапиенс сегодня
Творит повсюду безобразие.
И заканчивает признанием в излечении: "Можете поставить засечку на приклад своего антипропагандонского ружья".

Виктор Шмаков, 74 года, полковник милиции в отставке, эксперт криминалист с 35-летним экспертным стажем, кавалер ордена Почёта
19.06.2022

Из комментариев в фейсбуке:

— Восхищаюсь Вашим неиссякаемым оптимизмом!

— Дело не в оптимизме. У меня принцип: делай что должно!

— Спасибо вам, что не опускаете руки!

— Так нельзя же опускать. Ради своих детей и внуков – нельзя.

— Браво! Это немного в масштабе всей страны, а в масштабе одной семьи – грандиозный успех.

— Нас насчитывают 14%, это от числа избирателей – 14000000. Если каждый из нас сможет сделать то же самое, нас будет 28000000.

— Такие как Владимир, не понимают ещё, что они – прошлое России, а их сын – будущее, и что они это будущее у сына своими руками отбирают.

— Своим соглашательством с режимом, который творит зло.

— По разному бывает. Огрызаются. Очень редкий случай разумного взгляда.

— Так и Володя огрызался, трубку бросил. Это при всём его ко мне уважении. Но в нём есть здоровое начало – любитель поэзии и творчества Довлатова.

— Я тоже пыталась объяснять, но в какой-то момент поняла, что бесполезно. Решила подождать и набраться сил.

— Эта работа непростая, она требует освоения, сил, времени, желания, терпения.

— Что вы считаете самым сложным в этой работе?

— Самое сложное – это не то, что ты встречаешь несогласие. Иногда совершенно нелогичное. Тогда есть хотя бы возможность для дискуссии. Хуже, когда человек от тебя просто закрывается, уходит от разговора, полностью отгораживается, становится тебе недоступным.

— В чём причины этого?

...— Причины могут быть разными. Пожалуй, основная – это то, что человек не хочет слышать что-то плохое о действующей власти, о том, что страна твоя совершает преступление, ему от этого очень некомфортно. Средний, обычный человек готов слушать только то, с чем он заранее согласен. Мы, порой, разводим руками: ну, как в наше время можно верить всякой телевизионной лжи, когда есть интернет, с массой источников информации? Типа, заходи, изучай, сравнивай. Но ведь тот, кто оторвался от телевизора и полез в интернет, он и там найдёт что-то аналогичное же.

— Бывает, выходит, и так, что кого-то отпускает... Вроде бы всё разложено по полкам, соглашается, наш человек... Но дома его встречает телевизор и паровозик в башке снова запрыгивает на наезженные рельсы. Проверьте больного месяца через два, возможна ремиссия.

— Нет, не будет. И не только потому, что за Володю ручаюсь. Не будет не только с ним – с любым, если уж впал в сомнение. Режим уже в таком маразме, в такой лжи, что единожды усомнившийся на эту ложь более не поддастся.



2. Наша гражданская война

(из аннотации к фильму)
Война пришла не только в Украину. Она пришла и в российские семьи. Общество раскололось на два лагеря: противников и сторонников "военной операции". Нейтралитета больше нет. Относиться "с пониманием" тоже уже не получается. У каждого из нас есть родственники и близкие люди, с которыми мы после 24 февраля или перестали общаться, или свели общение к минимуму. Родители разрывают отношения с детьми, жёны с мужьями, сёстры с братьями. Никакие аргументы не работают, пропагандистам из телевизора верят больше, чем родным. Фильм Андрея Лошака "Разрыв связи" посвящён семьям, которые расколола война. Его герои – семь пар близких людей, с каждым из которых автор фильма беседует отдельно, задаёт те же вопросы. Съёмки длились с начала весны – за это время никто из героев не изменил своего мнения. Этот фильм не попытка диалога, а печальное свидетельство обратного. Безжалостный диагноз больному обществу, в котором пропаганда оказывается сильнее родственных связей.



Из комментариев к фильму на моей странице в фейсбуке:

— В "Донских рассказах" Михаила Шолохова есть шедевры типа "Родинка", когда на Гражданской отец убивает своего сына как идеологического врага. Казалось, что это что-то невозможное сейчас. Вот, налицо. Снова война через сердца родных людей. Эту мировоззренческую катастрофу нам будет "мимо", "прячась в разные комнаты" не пройти и ещё объяснять внукам и правнукам... Война всегда зло. Никакие праведные цели не оправдывают преступных средств!

— В том-то и дело, что тут не только преступные средства, но и целей никаких праведных нет. Все объявленные цели лживые, навязанные преступниками, развязавшими войну, внедрённые в сознание через телевизор их подельниками, такими же преступниками. Если бы у меня была возможность высказать "героям" этого фильма, поддерживающим "спецоперацию", своё замечание хотя бы в пару фраз, сказал бы им, что сейчас вы можете, конечно, быть на стороне агрессора, но пройдёт лет 10-20, не будет уже Путина, российско-украинская война останется лишь в истории, но войдёт она в историю не меньшим, а, пожалуй, большим позором, чем советско-финская война; кому-то из вас это ещё предстоит увидеть; а сейчас... что же с вами можно поделать... продолжайте быть на стороне Зла.

— Я понимаю, что Z-убеждения – результат пропаганды, и что эти люди всегда были, и, возможно, в таком же соотношении. Просто военный фильтр их сейчас чётко выявил. Но уж очень стойкие убеждения...

— Всё же, вряд ли стоит называть это убеждениями. Лучше, пожалуй, так – зомби-состояние.

— "Стойкие убеждения" в данном случае надо понимать преимущественно как "стойкие психологические барьеры, мешающие слышать иную точку зрения". Больше ничего по-настоящему "стойкого" за душой там, как правило, нет.

— Про психологические барьеры, с помощью которых обыватель защищает себя, своё сознание, душевное состояние от дискомфорта, от нарушения принятых им когда-то навязанных и навязываемых идеологических и житейских установок и норм, вплоть до таких, например, как патриотизм, но совершенно искажённых до противоположного смысла – всё именно так.

— Вообще-то, патриотизм – понятие, осмеянное нашими классиками, и, видимо, поделом. Салтыков-Щедрин – "О патриотизме заговорили, видимо, проворовались", у Льва Толстого и у других много подобного.

— Это неправильное, буквальное толкование нами таких критических высказываний. Это критика не патриотизма, а лжепатриотизма, того, что принято считать за патриотизм, того, что власти за патриотизм пытаются выдать, что, впрочем, им довольно-таки успешно удаётся. Вот из фильма – женщина, которой около 80-ти, говорит: "Первые 10 лет мы Путиным восторгались. Интервью даёт – мы все слушать, уши развешаем. В последние года не стали даже слушать – опять, мол, пошёл нам лапшу вешать, опять обманет. Конечно, народ им недоволен. Но когда Родина в опасности – тут уж не до жиру, будем поддерживать его, чтобы он победил (1:27:32). Я не могу идти против своей Родины. Путин – наш отец – приёмный, не приёмный... какой он там... Мы его слушаем и подчиняемся. Сейчас расхожая фраза идёт Сергея Бодрова, что когда идут подобные действия – нельзя судить вышестоящих... или родителей, а вот когда уже закончится всё это действие вам неугодное, вы можете высказывать свои мнения – и спорить, и доказывать чего-то (37:45)". Вот это и есть тот "патриотизм", который навязывают преступные режимы.



3. Про Путина

Синхронный перевод с эмоциями:

Из ничтожеств и неудачников вырастают главные тираны. Это компенсация. Все диктаторы всегда с комплексами. Диктаторская власть – это всё равно, что мина-ловушка. Зайти на неё – порой, ничего не стоит. Вопрос в том, что сойти с неё нельзя, смертельно опасно. Ты должен стоять на ней уже до смерти.

Путин изгой. В эти же дни, когда состоялась премьера фильма "Разрыв связи", состоялись два события. К Путину на его экономический форум в Питере приехал лишь один глава иностранного государства – Президент Казахстана Токаев. Который в своём выступлении сказал, что Казахстан не признаёт независимыми государствами ни Абхазию, ни Южную Осетию, ни такие квази-государства, как Донецк и Луганск. И в это же время в воюющую Украину в Киев к Зеленскому с визитом поддержки приезжали главы 4-х крупнейших государств. Все вместе – Германии, Франции, Италии, и отдельно – Англии.

Токаев – профессиональный дипломат. Он сказал то, что посчитал нужным и возможным сказать, не отвечая при этом на вопрос, котрый ему задала Маргарита Симоньян.

Профессор Соловей не входит в число моих любимых спикеров, но его слушать приятно, если воспринимать как аутотренинг, хотя и надо делать поправку на "косинус фи".

Дмитрий Орешкин:

Сергей Алексашенко:

Андрей Пионтковский:

Дмитрий Потапенко:




Про нравственное помешательство и наведённое сумасшествие